Подписаться
Поделиться
Январь 6 - Братик и Сестричка Там пляшут ангелы
5:04 30 0 21 день
Лицензия
Жанры
Альтернативный хип-хоп, Индастриал
Над треком работали
Январь 6
Автор музыки
Январь 6
Автор текста
Январь 6
Исполнитель
Январь 6
Текст
Про таких говорят «черт, им не повезло, С самого детства слабость духа Бог в них давит злом». Мама топится в луже дурманящих средств. Отец скалится в одном из столь неотдаленных мест. Братик держит спичку и мгновения тепла В себя вбирают жадно мерзлые ладошки сестрички. Обнимает её. Отдает, а не делит. Продлевают на стекле трещину выдохи метели. Городу обещана страшнейшая зима. Грея батарею, они смотрят сквозь ветра В центр, где яркий небоскреб коронован этажом, чей свет Плотную тьму расформировывает в белый порошок. Им этот свет, словно маяк, Где найдет приют детская жизнь, сломанная. Холод змеёй заползает сквозь прорехи в одежде. На пути змеи ярко горит надежда. Бежим, сестричка, слышишь эти звуки сладкие? Там пляшут ангелы! Там пляшут ангелы! Бежим же, братик, в тьме не потеряемся! Нам машут факелами! Нам машут факелами! Да, слышишь эти звуки сладкие? Там пляшут ангелы! С нами спляшут ангелы! Бежим отсюда туда, где так приветливо Нам машут факелами, нам машут факелами. Им на прощание вместо поцелуя нежного Летит стакан и пародирует детское сердце. Им летит от матери напутствие Забыть про этот дом. Смеется, дескать, конец им. Она видит из окна, как дети убегают в тьму. Затем на них ставится ночная печать. В её отравленном мирке они были худшими из мук Но побеждает правда - она начинает кричать. Затопивший снегом город забурлил авариями, Это город «прямой эфир», это город кричащих СМИ. Бегут два серых пятнышка, что на фоне вальсе Настолько серые, что незаметны даже сострадальцу. Впереди маяк, всё остальное – туманы в памяти: Ночные огни, богатству памятники, Шум машин, много тепла, напичканы Вкусной едой тела. «Не плачь, сестричка, мы Всё ближе к маяку! Их уже слышно! Ты ведь слышишь?» Она еле дышит. «А ну не смей сдаваться! Тише! Там еще чуть-чуть совсем И боль нашу зарекут! Белыми крыльями над нами возведут прочную крышу! Вон! Я вижу вход!». Он светился сквозь стену метели, что хотела отобрать живот, Но сдалась и отступила, слегка дуя им в спину, Дабы у детей к спасению прибавился ход. Яркий холл. Они бегут к лифту. От консьержа сложные вопросы, как от сфинкса. Лифт открывается. Консьерж срывается на бег. Братик бьет кулаком по кнопке «Вверх! Вверх! Закладывает уши – 72 этаж. Лифт открывается… Черная дверь напротив. Они неистово стучат: «Откройте!» Сквозь распахнутую дверь На детей мчался оглушительный поток шума. И когда клубы дыма ушли вниз, Показав суть, дети осознали, как они ошиблись.. Нет ангелов – это серпентарий обнаженных тел, Носы вдыхают порошок, а выхаркивают кровь На груду пошлого богатства. Стоны! Запах, Будто дома, как от матери, только он роскошнее. «А что за оборванцы?! Какого хера здесь?» К ним тянут руки, рвут одежду и смеются «да разденься!». Ослепляет стробоскоп, но видно – их ведут к балкону Золотые галстуки вне морали и закона. И держа детей за руки, кричит пьяная толпа: Многое пробовали, но еще не видели, Как падают ангелы, как падают ангелы Смешно махая горящими крыльями На что нам еще факелы? Эти факелы… А, мразь? Ступай и демонстрируй, Как с балкона падают и умирают ангелы, Поверивших тьме, что так приветливо Им махала факелами, махала факелами. Вырывайся! Беги! Беги и не меняйся! Просто нам не повезло! Бесконечен путь наш, но зато конечно зло.